Санкт-Петербургский университет технологий управления и экономики

под научно-методическим руководством ООН РАН

  • Главная
  • Новости
  • Все, что вы хотели узнать, но боялись спросить о международных программах СПбУТУиЭ

Все, что вы хотели узнать, но боялись спросить о международных программах СПбУТУиЭ

24.01.2022
24 января – Международный день образования*. Об особенностях российской системы подготовки специалистов и ее отличиях от зарубежной, об опыте нашего университета в работе с иностранными студентами и впечатлениях наших ребят от обучения в Европе рассказала Анна Румянцева, проректор по научной работе и международной деятельности.
- Анна Юрьевна, чем «наш» подход к обучению отличается от европейского и американского?

- Наш подход, можно сказать, более домашний, более заботливый. Мы уделяем больше внимания общению студентов и преподавателей, поэтому у нас больше часов отводится на занятия в аудитории. Несмотря на то, что мы перешли на Болонскую систему образования, мы перенесли в современную систему образования элементы советской, когда было больше лекций, практик.  Сегодня мы стараемся перейти к проектному обучению, которое больше направлено на практику. Наши студенты всегда могут найти преподавателя в аудитории, обсудить с ним какие-то теоретические вопросы. Наши студенты, которые уезжают на стажировку в зарубежные вузы, сталкиваются, в первую очередь с тем, что они там полностью сами за себя отвечают. То есть там нет такого контроля за результатами обучения, как в нашей системе. Европейской системе образования свойственно то, что студенты занимаются проектами в какой-то конкретной проектной группе. Постепенно их погружают в какой-то реальный проект, и они в рамках изучения разных дисциплин работают над его реализацией, самостоятельно изучая большой объем материалов. Они самостоятельно изучают теорию и с преподавателем обсуждают только практические аспекты.

-  Россия активно интегрируется в международное образовательное пространство, и наш университет тоже участвует в этом процессе. Расскажите, какими достижениями в сфере международного сотрудничества гордится наш Университет.

- В 2014 году мы запустили международную программу двойных дипломов с Университетом прикладных наук Турку, Финляндия. Это был наш первый опыт. Суть этой программы заключалась в том, что наши студенты имели возможность проучившись год в университете Турку получить диплом нашего университета и диплом университета Финляндии. С 2014 года эта программа разрослась, добавились новые партнеры. Сейчас у нас другие партнеры и в Финляндии, и два партнера из Германии. Это является, на мой взгляд, большим конкурентным преимуществом нашего университета. Буквально с 2020 года мы вышли на новый уровень образования, и теперь наши студенты-магистры также имеют возможность получить диплом нашего университета и диплом зарубежного вуза. На сегодня это - Университет прикладных наук Каяни, Финляндия, а в перспективе - в течение ближайшего полугодия, мы подписываем договор с  Университетом прикладных наук Аахена, Германия, и с  Университетом Градец Кралове, Чехия.

- Около 6% студентов СПбУТУиЭ – иностранцы. Чем отличается наша работа при подготовке специалиста из-за рубежа? Что привлекает студентов-иностранцев в России? Что им интересно непосредственно в университете?

- Как и для любого иностранца в любой стране, самый важный этап – это социальная адаптация.  Работа с зарубежным студентом отличается тем, что ему требуется больше внимания на первых этапах – этапах адаптации, вовлечения в культуру нашей страны, в методику преподавания, во взаимодействие со студентами, с преподавателями. Опять же существует языковой барьер, который он должен преодолеть: или повысить уровень русского языка, или улучшить использование его на практике. Также необходимо адаптировать этого студента к внешней среде: к взаимодействию с людьми за пределами университета. Это касается в целом адаптации иностранного студента к жизни в стране, чуждой для него. Чтобы этот процесс как-то облегчить, мы используем программу курирования иностранных студентов, так называемую бадди-программу, когда наши российские студенты включаются в этот процесс и помогают адаптироваться. Они полностью сопровождают их в первое время, помогают как в части взаимодействия с университетскими структурами, так и со структурами вне университета, вовлекают в культурную программу: проводят для них экскурсии, посещают музеи, знакомят с городом, а также с инфраструктурой университета, вовлекают, в том числе, и в учебный процесс. Я думаю, иностранных студентов в нашей системе образования привлекает возможность изучения русского языка, который сложно изучить, не находясь в стране носителей этого языка, и может быть, возможность будущего трудоустройства в компании, которые непосредственно работают с Россией, исторические связи на уровне межкультурных обменов.

Если говорить про Германию, как правило, в первое время приезжали по обмену дети бывших эмигрантов из стран Советского Союза. Сейчас уже приезжают «классические» иностранцы, которые также интересуются нашей культурой, им интересно поучиться в России хотя бы полгода, изучить язык, посмотреть город и получить образование.

В процессе обучения я сталкивалась с такой историей, когда часть студентов приезжает в Россию и берет здесь предметы изначально сложные для изучения в принципе, например, такие как эконометрика. Им почему-то легче изучить ее здесь, чем изучать в своей стране. Как правило, студенты по обмену любят выбирать предметы больше технические, нежели гуманитарные.

- Наши студенты участвуют в международных программах двух дипломов, которые реализует наш университет. Какие преимущества они получают, обучаясь за рубежом? Какие особенности западной системы образования им нравятся, а какие кажутся спорными?

- Основное преимущество, которое наши студенты получают, обучаясь за границей, это межкультурная коммуникация. Отправляя любого студента за границу, я говорю: самое главное и первое, что вы должны запомнить, вы представляете свою страну. Ваша основная задача – адаптироваться и построить сеть контактов, которыми вы можете пользоваться в будущей профессиональной деятельности. Получая квалификацию у нас, например в области финансов, они имеют возможность получить в течение полугода управленческую квалификацию, то есть квалификацию в области управления за рубежом, познакомиться с иным опытом и сформировать некую профессиональную сеть.  Возвращаясь к нам и получая диплом нашего университета, на рынок труда они выходят с похожей квалификацией, как у студентов, которые обучались по обычной программе. Но пройдя стажировку за границей, они имеют очень хорошее знание иностранного языка, часто не одного, потому что в процессе обучения они учат язык той страны, в которой находятся, и у них нет барьеров именно коммуникации, что очень важно в любой профессии – не важно, в какой профессиональной области они обучаются. Это первое.

Второе. Как я говорила, мы реализуем эти программы с 2014 года, и имеем уже достаточно много выпускников по этим программам, и качество подготовки по ним отличается. Студенты, которые закончили эти международные программы и прошли зарубежную стажировку, становятся более открытыми. Они более качественно отстаивают свою точку зрения, они профессиональней в самопрезентации. Это то, что хорошо отрабатывают в зарубежных вузах – навыки самопрезентации, лидерства, работы в команде. Главное,  что кардинально отличает их подход, это -  именно проектное обучение. Плюс они, как правило, работают в командах, в которые входят студенты из разных стран. То есть, они постоянно слышат разные языки, знакомятся с разными культурами, учатся преодолевать барьеры в общении, решать общие профессиональные задачи, используя компетенции разных участников этого процесса. Это безусловное преимущество.

Основная сложность, с которой сталкиваются наши студенты за рубежом - та же, что и у любого иностранного студента в России – адаптация. Безусловно, они попадают в стрессовую ситуацию, потому что поехать отдохнуть за границу - это одна история, а поехать учиться – совсем другая. Это и решение бытовых, финансовых вопросов, вопросов коммуникации не только в рамках учебного процесса, но и за пределами университета. Как правило, в нормальной ситуации этот стресс длится в течение месяца. И следующая проблема, которая у них возникает, это отсутствие контроля со стороны преподавателя, административных сотрудников зарубежных вузов в процессе обучения. Наши студенты привыкли, чтобы им напоминали, что срок сдачи какого-то контрольного элемента заканчивается, что его нужно сдать именно в срок и нельзя сдать завтра, или через день, или через неделю. А там - не напоминают, и обратной дороги нет. Если ты не сдал работу вовремя, придется взять курс повторно через год или через полгода. Для многих это - проблема.

Для того, чтобы снять этот стресс, мы, начиная со второго года обучения, вводим в учебный план дисциплины на английском языке, которые читаются, в том числе и иностранными преподавателями. И методика полностью соответствует методике преподавания в зарубежных вузах. Мы, таким образом, устраиваем студентам мини-стресс в процессе подготовки к стажировке. И на третьем курсе, когда студенты, прошедшие такую адаптацию, едут в зарубежный вуз, уже не воспринимают иной подход как проблему, считают, что это данность. В любом случае, они не удивляются свободе и тому, что они должны себя сами контролировать.

Кстати, именно то же самое удивляет и иностранных студентов, которые приезжают к нам.  Они говорят, что вот, например, во Франции нет такого количества контрольных точек в процессе обучения на курсе: «Мы самостоятельно все изучаем и демонстрируем результаты обучения только на экзамене». Наш же студент в семестре может накопить определенный запас баллов, с которым он выходит на экзамен, и преподаватель уже понимает уровень подготовки студента до начала экзамена.

- Пандемия внесла свои коррективы в процесс обучения. Что в эти два года изменилось в плане международного сотрудничества? В системе обучения иностранных студентов? Наших студентов за рубежом? Минусы очевидны, а чему научились, какие плюсы появились? К чему университет оказался готов, к чему нет?

- С точки зрения учебных программ, конечно, стало больше минусов, когда мы получили ограничения во въезде для студентов, многие из них потеряли возможности въехать в страну, чтобы обучаться. Сейчас этот вопрос снят, они имеют право приехать, им оформляют приглашения. Но тем не менее, все равно есть ограничения в связи с эпидемиологической обстановкой, студенты переживают, ехать или нет. И количество желающих учиться за рубежом, безусловно, сократилось. Но сегодня зарубежная стажировка – почти единственный способ в принципе выехать за пределы Российской Федерации и получить опыт межкультурной коммуникации. Если раньше студенты говорили: «Нам не интересны краткосрочные программы обучения, потому что мы можем на неделю поехать самостоятельно и все посмотреть, посетить», то сейчас они даже больше заинтересованы в краткосрочных программах. А если говорить в целом про онлайн-систему обучения в пандемию, то она, конечно, получила большой толчок и открыла новые возможности в области интернационализации как для студентов, так и для преподавателей. Очень многие зарубежные вузы предлагают бесплатные онлайн-лекции, которые можно послушать, перенять какую-то методику, поделиться опытом. Можно организовать виртуальную мобильность преподавателей, которая не требует финансовых затрат на дорогу, на проживание, но компетенцию, именно педагогическую, в рамках этого процесса можно получить. Это расширило возможности преподавателей, которые могут вовлекаться в международные проекты. То же самое можно сказать и про студентов. Если раньше они готовились к стажировке, учили язык и на третьем курсе могли поехать на стажировку, то сейчас в процессе обучения буквально с первого курса они могут минимум в пяти онлайн-школах бесплатно поучаствовать и взаимодействовать с зарубежными студентами в виртуальной среде. Это - тот же язык, та же межкультурная коммуникация, просто немножко по-другому – удаленно. И студенты начали этим активно пользоваться.  

- И такой философский вопрос: как Вы думаете, современная мировая система образования справляется со своими задачами? Что лучше получается у них, а что у нас?  

- Возьмем, например, систему образования в Германии. Я говорю не про академические университеты, которые занимаются в первую очередь наукой. Речь об университетах прикладных наук, которые напрямую связаны с бизнес-структурами. В Германии учебный план формируется с привлечением конкретных предприятий, которые ставят задачу, какого качества выпускники и сотрудники им нужны. В процессе обучения вся теория работает на эту практическую составляющую. То есть выпускник немецкого вуза, как правило, на последних этапах своего обучения уже практически трудоустроен, и он понимает, под какую конкретно профессиональную область его готовят.

Образование в России более емкое, у выпускника некоторых специальностей траектория   трудоустройства достаточно обширная: он может выбирать различные области приложения своей квалификации, разные виды предприятий, на которых он может трудоустроиться. Это, с одной стороны, хорошо – он может пробовать себя в разных отраслях, но плохо, так как в связи с этим возникает очень большая конкуренция, и студент в процессе своего обучения может распыляться на общее, не получает какой-то уникальной специализации, и может в чем-то ему поначалу не хватает квалификации, чтобы трудоустроиться на более высокую позицию в начале своей карьеры.

- Анна Юрьевна, мы благодарим Вас за интересные ответы и желаем, чтобы у Вас, у наших студентов и преподавателей все всегда получалось так, как было задумано.

Для справки:

*Международный день образования был учрежден в 2019 году генеральной Ассамблеей ООН, чтобы еще раз подчеркнуть важную роль образования в достижении мира и развития. 

Яндекс.Метрика